Заброшенные деревни Башкирии

18 Марта 2021

Исчезнувшие поселения — тенденция, которая не обошла и Республику Башкортостан. Оглядываясь в прошлое, можно сказать, что этому краю немало досталось от всех масштабных общественных потрясений. Ни одно из значимых исторических событий не прошло незамеченным для народа Башкирии. Это не могло не повлиять на судьбу многих, в том числе очень старых и прославленных поселений.

Коренное население — башкиры — к началу XX века соседствовали с русскими, татарами, удмуртами, чувашами, и другими народностями, потомками переселенцев, чьих предков привлекли природные богатства и расположение земель, раскинувшихся на границе Азии и Европы, в центре многих торговых путей. Поселения в XVII— начале XX века возникали сотнями, как мононациональные, так и смешанные. Процветали ремёсла, возникали новые хозяйства и мануфактуры. Однако бурные события начала ХХ века смешали ход событий и привели к печальным последствиям.

Причины исчезновения деревень

Революции и народные волнения не оставляли Башкирию со времён её вступления в состав Российского государства в XVI веке. Народные бунты, крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачёва, а затем стачки, забастовки и организованные выступления рабочих в 1905—1907 гг. — всё это подготовило почву к активному участию жителей региона в дальнейших бурных революционных событиях.

Стоит отметить большинство бунтов и восстаний происходили вокруг идеи создания Башкирской национальной автономии в составе России. Последняя попытка была предпринята в 1917 году, а в 1919-м появилась Башкирская Советская Республика. С этого момента судьба многих деревень края была предрешена. Борьба новой власти с частной собственностью, коллективизация крестьянских хозяйств, бурный рост нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий, сопутствующее развитие тяжёлой промышленности и машиностроения стремительно — меняли облик региона. Многие сёла недосчитались жителей, погибших на фронтах Первой мировой, в суровые годы революции и Гражданской войны. Ещё больше подорвало жизнь башкирской деревни грозное время Второй мировой войны: на фронт из республики ушло более шестисот тысяч человек. При этом из европейской части страны в тыловую Башкирскую АССР были перевезены десятки фабрик и заводов, для которых тоже требовалась рабочая сила — нужно было налаживать поставки продукции на фронт. После войны в республике стали развиваться нефтедобыча, строительство, промышленность и сельское хозяйство, но облик села уже необратимо изменился. Развитие промышленности привело к оттоку населения даже из самых старых поселений, казалось бы, навечно вросших корнями в эту землю.

История старейшей деревни

Николо-Берёзовка — знаменитое село, стоящее на границе сразу трёх регионов: Башкирии, Удмуртии и Пермского края. Оно основано за 24 года до начала строительства первой местной русской крепости, Уфимского острога – будущей столицы Уфы. Село некогда являлось крупнейшим портом на Каме, народным центром православной жизни края.

Руины особняков Большой Купеческой улицы впечатляют до сих пор — некогда богатые постройки ветшают год от года. Улица стала памятником катастрофы начала ХХ века: Гражданской, раскулачивания, «борьбы с вражеским элементом», репрессий и расстрелов.

Директор местного историко-краеведческого музея при Троице-Никольском храме Елена Неженская рассказывает, что вплоть до революции к пристаням Николо-Берёзовки причаливало множество судов, как грузовых, так и пассажирских. Путешественники и паломники прибывали издалека. Дважды село посещала сестра императрицы Александры, Елизавета Федоровна. Великую княгиню привлекла история чудесного явления команде купцов Строгановых иконы Николая Чудотворца. По легенде купеческие суда, проходившие по реке, остановились и не трогались с места, пока команда не вышла на берег и не увидела на берёзе небольшую икону святого. Помолившись перед ней, путники вернулись на суда и с лёгкостью продолжили свой путь. Вскоре после этого обретения иконы на месте её явления был основан Троице-Никольский храм. Год его основания — 1550-й — стал считаться и годом основания села. Обретённая икона, снискавшая славу чудотворной, хранилась в храме все эти годы, откуда была украдена уже в советское время.
image1.jpg

На фото — посещение Великой Княгиней храма в Николо-Берёзовском.

Неудивительно, что этот оплот состоятельной купеческой жизни и место духовного паломничества привлёк особенно пристальное и недоброжелательное внимание новой власти, а попытки большевиков национализировать и реквизировать богатства жителей деревни, самого большого православного храма Башкирии и Камско-Берёзовского монастыря, также располагавшегося в селе до революции, были встречены самым ожесточённым отпором. В итоге Николо-Берёзовка стала не только местом боёв, но и средоточием подлинных личных трагедий.

Жительница села Людмила Клещёва — потомок местного купеческого рода. О своей ближайшей родне она знает только из рассказов бабушки и архивных документов. В семье произошла драма, для которой печально известное выражение «Брат на брата, сын на отца» стало пророчески-роковым. Родных братьев — купца Ивана и менее зажиточного Александра Сюткиных— революция развела во враждующие лагеря. Иван вступил в ряды армии Колчака, вместе с её отступающими частями попал в Японию, из которой хотел, но так и не смог вернуться в родное село. Его семья была признана «врагами пролетарского народа». Жена Ивана Сюткина спаслась чудом, бежав из деревни вместе с маленькой дочерью. Проживший много лет в доме брата Александр примкнул к красным, а его сын стал первым пионером Николо-Берёзовки.

В домах раскулаченных купцов разместились учреждения и общественные заведения — больница, педучилище, детский дом. В особняке, занятом детдомом, даже нашли клад — воспитанники отыскали спрятанное прежним хозяином столовое серебро. Отобранные у прежних владельцев дома один за другим пустели — учреждения закрывались или меняли адреса, жители села перебрались из «барских коммуналок» в новые жилища, оставляя разорённую историческую часть опустевшей.

Восстановление исторической части старейшего поселения Башкортостана началось недавно — часть особняков реконструируется на бюджетные и частные средства, началась программа по обустройству набережной, а в 2020 году Николо-Берёзовка получила федеральный грант на развитие.

Единственные жители Субхангулово и Вознесенки

Жители Субхангулово и Вознесенки — последние в своих деревнях. Посёлок Вознесенский был основан в 1893 году, первыми его жителями были крестьяне-вятичи. Вознесенка расположена очень удачно, совсем недалеко от Уфы — до столицы отсюда меньше ста километров. Неудивительно, что опустевшее село облюбовали дачники; в округе вовсю ведётся частное строительство. А вот в самой деревне осталась одна-единственная местная жительница — Мария Константиновна. По её словам, в 1920 году в селе было 75 дворов, почти 400 жителей и колхоз, с развалом которого люди начали покидать село.

Кинъягул-бабай не знаком с Марией Константиновной, но их, как и их сёла, отделённые друг от друга сотнями километров, объединяет одно: он тоже единственный житель своей деревни. В расположенном недалеко от Белорецка родном селе Кинъягул-бабай прожил всю свою жизнь. И если Марию Константиновну время от времени посещает лечащий врач, а летом рядом с ней живут дачники, то Кинъягул-бабая жители Белорецка и его окрестностей не зря прозвали лесным отшельником — дорогой к Субхангулово они не пользуются последние лет тридцать. Вся связь отшельника с внешним миром происходит в одностороннем порядке — по радио. Покидать родной дом, построенный ещё его дедом, Кинъягул-бабай не собирается — об этом он заявил переписчикам, добравшимся до его избушки во время Всероссийской переписи населения 2018 года.

Судьба Субхангулово не слишком отличается от Вознесенки: в 1960 году закрылась лесозаготовительная артель. Люди, лишённые работы и заработка, стали уезжать. Уговаривали уехать и Кинъягул-бабая, но он отвечал одно: «уеду — не станет деревни». Так и хранит уважаемый Кинъягул-бабай память о родном селе и деде, построившем родовой дом сто пятьдесят лет назад. Родственники заботятся о нём: племянник доставляет продукты и батарейки для радиоприёмника. Летом пешком, зимой на лыжах — чтобы добраться до дяди, ему приходится пройти около 20 километров.

А вот Марию Константиновну навещать зимой некому. Она собирается продать дом дачникам и переехать в Уфу — оставаться одной каждую зиму все труднее и страшнее.

Исчезнувшие деревни Башкортостана

image4.jpg

В республике насчитывается около сотни опустевших селений, большей части из которых уже нет и на географических картах. А ведь многие деревни Башкортостана славятся далеко за пределами своих районов! Какие тайны хранят деревни и земли Башкирии? Самые интересные из них:

● деревня Чандар Нуримановского района — здесь обнаружили каменную рельефную карту местности, выполненную с высокой точностью не менее 50 миллионов лет назад;

● Нарыстау Миякинского района — вода родника, бьющего из подножия местной горы, считается целебной, к нему едут люди со всей России;

● Ахуновские менгиры Учалинского района — башкирский Стоунхендж: возраст обнаруженных при раскопках камней измеряется столетиями, а об их назначении до сих пор спорят учёные;

● Мавзолей Турухана в Чишминском районе — каменное здание, построенное в XII веке во времена татаро-монгольского ига, одно из самых древних подобных сооружений на территории России;

● совхоз «Стерлитамакский» — место падения в 1990 году Стерлитамакского железного метеорита; сейчас небесное тело хранится в Уфе, в Музее археологии и этнографии Уфимского научного центра РАН;

● Капова пещера, Шульган-­Таш, Бурзянский район — здесь были обнаружены наскальные рисунки 18-тысячелетней давности.

image3.jpg

Пусть же пример возрождения старейшего села Башкортостана — Николо-Берёзовки — станет доброй надеждой и для других сёл республики.